Показать фильтр
eng

«КомпасГид» называет 10 лучших книг 2018 года

В 2018 году издательство «КомпасГид» поставило рекорд: в свет под его логотипом вышла 61 новая книга, плюс ещё три — под «детским» брендом «КомпасKID». Далеко не каждый прочитывает столько за год! Специально для тех, кто не осилит больше 60 книг, «КомпасГид» выбрал самые-самые примечательные издания 2018-го — по десяти номинациям. 


Самая долгожданная книга 





Луи Перго «Пуговичная война» 

Слово «долгожданный» в случае с писателем, получившим Гонкуровскую премию в 1910 году, звучит даже несколько издевательски. Количество российских ценителей французского кино, посмотревших одну из экранизаций и мечтавших ознакомиться с первоисточником, огромно: и уже они одни обеспечили книге тёплый приём в России. За сто с лишним лет с момента публикации текст совсем не устарел, но приобрёл лёгкий оттенок ретро: такой, бывает, замечаешь, когда спустя долгие годы перечитываешь книгу, которую обожал в детстве. Перевод Михаила Яснова и Марии Брусовани помог этому тексту зазвучать актуально — вот уж кто точно проделал огромную работу, так это двое мастеров-переводчиков! 


Цитата: «Стояло октябрьское утро. Покрытое серыми тяжелыми тучами небо смыкалось на горизонте с ближними холмами и придавало пейзажу меланхолический оттенок. Сливовые деревья облетели, яблони пожелтели, падали листья с ореха — сначала планировали медленными широкими кругами, а потом полет их ускорялся, и они ястребом бросались на землю, когда угол падения становился более острым. Воздух был влажным и теплым. Иногда налетал ветер. Монотонное гудение молотилок прерывалось глухой нотой, когда в них исчезал очередной сноп, и превращалось в скорбную жалобу, напоминающую безнадежный предсмертный всхлип или горестный плач. 
На уроках в то утро что-то не заладилось, и учителю пришлось громко кричать, чтобы призвать учеников быть внимательными. Не то чтобы они галдели, но все как-то витали в облаках и оставались совершенно невосприимчивы к историческому обзору метрической системы, достойному вызвать интерес молодых французов-республиканцев. 
Когда на башне старой приходской колокольни пробило одиннадцать, все еле дождались разрешения покинуть класс, потому что уже знали — неизвестно как: с помощью прозрения, или излучения, или каким-то иным способом, — что у Лебрака есть план…» 



Самая взрослая книга 





Андреас Штайнхёфель « В центре Вселенной»  

В истории «КомпасГида» было немало книг для взрослой аудитории, но ни одна прежде не выходила со стикером «18+». Классика немецкого young adult, которой уже исполнилось 20 лет, в этом смысле экспериментальный проект для издательства — и весьма успешный. Этот сложный текст, богатый побочными сюжетами и неоднозначными мотивами, сразу полюбился многим «продвинутым» читателям — тем, кто ищет в литературе не только источник удовольствия, но и ответы на сложные вопросы. В данном случае — вопросы психологические. 


Цитата: «Промозглым апрельским утром, сжав в левой руке ручку обтрепанного кожаного чемодана, а в правой — перила трапа, шатавшегося из стороны в сторону, Глэсс поднялась на борт трансатлантического гиганта, дремавшего в гавани Бостона перед отплытием к берегам Европы. По пирсу сновали люди, волны с шумом бились об причал, а в воздухе повис резкий, до тошноты неприятный запах жженой смолы и тухнущей рыбы. Глэсс запрокинула голову и, сощурившись, посмотрела на пухнущие от влаги тучи, сгущавшиеся над побережьем Массачусетса. Моросящий дождь заставлял ее трепыхавшееся на ветру пальто липнуть к невероятно тощим лодыжкам. Глэсс было семнадцать лет, и она была на девятом месяце».






Самая непредсказуемая книга 



Кристель Дабо « Сквозь зеркала» 

Главный хит «КомпасГида» в 2018 году, первые три из запланированных томов серии «Сквозь зеркала», бесчисленное множество раз обманывает ожидания читателя. На неожиданностях и ловких увиливаниях от жанровых шаблонов построен весь этот многоуровневый текст. Только-только ты приготовишься обвинить Кристель Дабо в том, что она повторяет уже известный литературный приём — и она резко поворачивает сюжет в другую сторону. Стоит только начать предугадывать ход событий — как все домыслы разбиваются о невероятную фантазию автора. 

Цитата: «Часы надвигались на Офелию с угрожающей скоростью — огромные напольные часы на колесиках, с маятником, который громогласно отбивал секунды. Девушке редко доводилось встречать такие внушительные часы, но сейчас они упорно рвались именно к ней. 
 Вы уж простите их, дорогая кузина! — воскликнула молоденькая хозяйка этой громадины, изо всех сил натягивая поводок. — Дома они ведут себя гораздо приличнее. Просто мама нечасто с ними гуляет, вот им и хочется общения. Можно мне одну вафлю? 
Офелия опасливо покосилась на часы: их колесики нетерпеливо поскрипывали, силясь продвинуться вперед по плиточному полу. 
 Полить кленовым сиропом? — спросила она, выкладывая вафлю на поднос. 
 Нет-нет, спасибо, кузина. Веселых часов! 
 
Веселых часов! — довольно уныло ответила Офелия».


Самая странная книга 



Бернар Фрио « Нетерпеливые истории»  

Собранные под одной обложкой, миниатюры французского писателя и педагога Бернара Фрио производит ещё более ошеломительное впечатление, нежели поодиночке. Так и хочется воскликнуть: «Ух, да как он такое придумал-то!» или «А так вообще можно?» Можно-можно! Литература, по мнению Фрио, есть пространство для самого вольного полёта фантазии — и воображение никак нельзя сковывать. «Нетерпеливые истории» станут откровением для родителей так называемых «не читающих детей»: оказывается, «не читающими» их делали не те книги. 

Цитата: «В воскресенье я ходил к дяде и тёте. Мы ели курицу с картошкой фри. Потом были в зоопарке и видели тигра в клетке. Чудесный денёк!  
В понедельник я ходил к тигру. Мы ели моих тётю и дядю с картошкой фри. Потом были в зоопарке и видели курицу в клетке. Чудесный денёк! 
Во вторник я ходил к курице с картошкой фри. Мы ели тигра. Потом были в зоопарке и видели моих тётю и дядю в клетке. Чудесный денёк! 
И так далее». 

Самая очаровательная книга 



Бенжамен Шо « Приключения медвежонка Помпона» 

С Помпоном всё просто: либо вы влюбляетесь в него с первого взгляда, либо — почему только?! — нет. Малыш, вечно норовящий убежать от родных, заставляет отца рыскать то по лесу, то по супермаркету, то и вовсе по всему свету в поисках сына — а читателей заставляет вглядываться в изумительные иллюстрации. Этот виммельбух сделан так, чтобы очаровать и детей, и взрослых: последние определённо найдут тут немало забавных «пасхалок» для себя. 

Цитата: «В лесу тихо и безмятежно. Светит солнышко, растут цветы, там и сям порхают бабочки, а семья медведей наслаждается отдыхом на поляне. 
Папа-медведь размышляет, Мама-медведица грызёт сосновую шишку, а Младший медвежонок дремлет после обеда. И только медвежонку Помпону ужасно скучно… 
Никто с ним не играет, никто не поёт ему медвежьих песен, никто даже спинку не почешет… Тут медвежонок Помпон понимает: хватит с него этой поляны! Надоело! И медведем быть — тоже надоело. 
Всё, чего ему теперь хочется, — это стать маленьким мальчиком». 

Самая добрая книга 



Паола Дзаннонер « Зорро в снегу» 

Традиционное представление о жанре young adult сводится к тому, что герои обязательно должны быть проблемными. Если персонаж не страдает от тяжёлой болезни, не мается от непонимания собственной сексуальной ориентации, не является жертвой насилия — это вроде и не young adult. Однако итальянская писательница Паола Дзаннонер переоткрывает жанр для российских читателей: оказывается, можно рассказать невероятно вдохновляющую и романтичную историю, не мучая и не убивая героев — а делая их от страницы к странице приятнее. Под снегом главный герой оказывается в самом начале — но уже через несколько абзацев его спасёт пёс Зорро… 

Цитата: «Лука открывает глаза. Темнота. Но он знает, где оказался. Двигаться под снегом невозможно. Кажется, будто на тебя давит огромный камень. Лука жив, он дышит. Он начинает кричать, звать на помощь, но голос не может пробиться сквозь ловушку земляных стен. Если бы только дотянуться до телефона в кармане… Но снег сковал Луку, словно смирительная рубашка, не вытащить ни руки, ни ноги. Он превратился в скрюченную мумию, которая каким-то чудом до сих пор дышит». 

Самая кинематографичная книга 



Дмитрий Ищенко «В поисках мальчишеского бога» 

Где-то наверняка уже есть тот человек, который через некоторое время экранизирует эту книгу. Получится у него что-то вроде «Как я провёл этим летом» или «Левиафана», только намного менее мрачно. Потому что текст мурманского писателя-дебютанта Дмитрия Ищенко — светлый, вдохновляющий, остающийся в памяти на уровне ощущений. Как три месяца на берегу Баренцева моря могут изменить жизнь обыкновенного городского мальчишки? Всерьёз — и надолго! 

Цитата: «Мы двигались вокруг подножия сопки в надежде увидеть хоть что-то, напоминающее вход в командный пункт. Приходилось всё время то чуть подниматься, то немного спускаться, чтобы обойти обломки скал, или перелезать через валуны и россыпи камней. Мышцы болели после долгой дороги, и каждый шаг давался всё с большим трудом, но мы шли, шли, и шли. А входа нигде не было. 
 Может, пойдём обратно? — высказал я мысль, которая уже часа полтора назад забралась в голову. 
Теперь она окрепла, обжилась и чувствовала себя там вполне уверенно. 
 Давай ещё передохнём, — предложил Мишка. 
Мы сели прямо там, где стояли. Значит, не только я устал. Солнце светило в глаза. Хотелось лечь и раскинуть руки. Но на камнях сделать это было невозможно». 

Самая волшебная книга 



Эрик ЛОм «Книга звёзд» 

В увлекательном фэнтези Эрика Л’Ома главное — даже не здорово описанные взаимоотношения группы лучших друзей, не интрига с противостоянием злу, а на редкость детально продуманная система магии. Её не пересказать в двух словах — её намного интереснее изучать вместе с юным колдуном Гиймо! Именно «изучать»: в мире «Книги звёзд» даже самым сложным заклинаниям можно научиться, если приложить достаточно усилий. 

Цитата: «В день осеннего равноденствия Гиймо исполнилось двенадцать. На вид тщедушный, он был крепким и выносливым. Правда вот ростом не вышел. И поэтому не мог дать отпор тем, кому нравилось его донимать. Неприятности с Агатой начались с первых же дней учебного года. Обычно хулиганы выбирают себе в жертвы отличников. Однако это был не тот случай: учился Гиймо довольно средне. Просто однажды он заступился за малыша-первоклассника, которого мучила шайка Агаты. С тех пор эта компания и взялась за него.  
Гиймо ничего не мог с собой поделать: вечно он встревал в дела, которые его не касались, и наживал себе проблемы. Удастся ли ему когда-нибудь преодолеть этот глупый рефлекс? Гиймо откинул прядь со лба. Непослушные волосы частично скрывали его немного оттопыренные уши и, падая на лоб, прятали лучистые глаза мечтателя. До рта они, конечно, не доставали, а рот у него был очень улыбчивый. Но сейчас ему совсем не хотелось улыбаться…» 

Самая ностальгическая книга 




Джеймс Крюс « Тим Талер, или Проданный смех»  

«КомпасГид» преимущественно выпускает книги современных авторов или произведения, раньше не выходившие в России. Однако есть в этом правиле одно очень важное исключение — написанная в 1962 году и хорошо знакомая русским читателям история Тима Талера, продавшего свой смех. Редакция так любит её, что решилась на выпуск коллекционного издания — с иллюстрациями Ники Гольц, в том числе теми, которые прежде не публиковались нигде.
 
Цитата: «В больших городах с широкими улицами и теперь ещё встречаются переулки такие узкие, что можно, высунувшись из окошка, пожать руку соседу из окошка напротив. Иностранные туристы, которые путешествуют по свету с большим запасом денег и чувств, случайно очутившись в таком переулочке, всегда восклицают: «Как живописно!» А дамы вздыхают: «Какая идиллия! Какая романтика!» Но эта идиллия и романтика — одна видимость, потому что в таких переулках обычно живут люди, у которых совсем мало денег. А тот, у кого в большом богатом городе так мало денег, нередко становится угрюмым и завистливым. И дело тут не только в людях — тут дело в самих переулках. 
Маленький Тим поселился в таком переулке, когда ему было три года…» 








Самая смелая книга 



Юрий Никитинский «Вовка, который оседлал бомбу» 

Истории а-ля Виктор Драгунской, только на фоне современной войны? Как такое вообще можно издать? Может ли это быть интересно? «КомпасГид» работал над этой небольшой книгой непропорционально долго, доводя её до совершенства — до идеального взаимодействия текста и иллюстраций. Шлифуя и без того отточенные фразы Юрия Никитинского. Подчёркивая те смыслы, которые необходимо подчеркнуть — чтобы достучаться даже до многое повидавшего, иногда циничного взрослого. 

Цитата: «Иногда Вовка задумывался, глядя в одну точку. В такие минуты его голубые глаза на широком веснушчатом лице мутнели и становились зелёными, как наше озеро за городом. Можно было даже разглядеть, что из одного зрачка в другой у него проплывал большой зеркальный карп». 


Следи за нами в Instagram

Спасибо что подписались на наши новости!